четверг, 2 апреля 2009 г.

Kalutaliksuak - "The last day of Sun"


Стилистика: Instrumental / Avant-Prog / Psychedelic / Experimental Rock
Формат: CD (jewel-case)
Лейбл: RAIG
Время звучания: 78 минут – 8 треков
Автор: Мила Окс

Что чувствуют рельефные волны, лихой гурьбой налетающие на безмолвный берег царства Великой Богини? Глаза непослушных детей заключены в смертельные ледяные сталактиты, кто-то таинственный просачивается сквозь изящные клавишную мелодию, бормоча что-то себе под нос…Сколько он бродит здесь? В прохудившихся бурках, проклиная слуг Богини, укравших галоши.
-Кого ты ищешь?
-Осень…
-Здесь?!
Авант-проговым упорством скользим вниз на лыжах, «Sailing into the sunset to a new night», безразлично становится, все! Поминки по чувствам, обреченность «Sun phase 1», в психоделическом мрачном рвении вырываю луковицы волос, приноравливаясь к гитарно-басовым безумствам. Все только начинается.
-Что ты делаешь?
-Сажаю лук.
- Здесь?!
От цивилизации здесь только мысли и восхитительный авангард. И мерцающая светом плавников ослепленного кита и трепета флейты, потустороннее, не наше…Шаман летней потерянной чайкой рвется в небо, режа крылья о камни пещеры, существующей лишь в его молитве. Резкий, громкий, злой, все еще не боишься? Мощной неудержимой силой прог-рока, бурлящего риффами и клавишными, меня сносит вниз. «Sun phase 2», кувырком снег и озеро, с ног на голову с вьюги на сход лавины…Все снится.
-Весна скоро?
-Что?
-Здесь?!
Укради у дня еще одни сутки, импровизация играется снежками, опять кто-то взял мои варежки! В порывистой игре, психоделическом макабре, в гитарной северной тоске, да, инуиты любят предания. Совсем как убитые дети, а я –убитый горем Шахрезад, скажу, что…
- Тебе хватит фантазии врать им два месяца?
-Я вру всю жизнь.
- Здесь?!
Давным-давно, когда огонь был молод лишь час, и туша загнанного зверя еще не успела толком прожариться, Аглулик влюбился в изящные хищные руки Калуталиксаук и пригласил ее полакомиться свежей рыбой, только что появившейся над поверхностью черной обжигающей своим холодом воды. «Sun phase 3», аккорд за аккордом, спейс-звуки, таинственные обряды, экспериментальная экспрессия мороженого.
-Я не ем рыбу, - услышал он ее ответ, приложив ладонь к пламени, кожа пузырилась, сказочной партией ударных и клавишных.
- Не беда! – он стал втыкать в пузыри сухие острые веточки, - я съем ее за тебя!
Полярная брачная ночь, изумрудными звездами восходит на небо, интригуя мелодией и яростью бездонных божественных глаз.
-Здесь?! Хватит места на всех, алые, алкающие всполохи огня, бей в бубен! Звени и злись! Я пришит к северной неге, авант-проговой тоске, ржавой погнутой ложкой соскребаю остатки манной каши с подавленной вишневой души. Диссонируют ноты, «Sun phase 4», далеко ли до тепла? Внутрь через флейту врывается нож льда, когда мы сможем вырваться наружу? Стать звуком в крике шамана, на необъяснимой высоте погладить твою добродушную собаку, прикинув, хватит ли на шарф.
-Далеко ли до Солнца?
-Последний день.
-Здесь?!
Этот кома-мир нельзя сфотографировать и увезти с собой в сытую жизнь, испуганная горловыми вскриками панорама жалко жмется к промокшим рваным буркам. Мученица льдин, богиня, подогнув подол, небрежно ступает по клавишам, решая судьбы горячих спутников луны, бездарно прожитая жизнь, из нее не выйдет никогда грозного инструментального экспрессивного эпоса. «Sun phase 5», прощай, мертвая планета, изнывающая от растопленного золота. Почувствуй гитарное безразмерное одиночество, твердыню скал, необычность и сложность, я вырвал из рук шамана большой бубен, перевернул его и скатился…К сиянию, к той, что «She who knows», Богине кошмарных детских снов, прячущейся меж страниц библиотечных книг, в психоделии, в холоде обглоданных костей когда-то приветливой собаки. Вчера когда я пил ледяную воду, провожая последний день солнца, я понял, что опасность нашего существования состоит в том, что наша пища целиком состоит из душ, я мертв от зимы или от одиночества? В гениальных пронзительных гитарных импровизаций таится авангардная часть хребта морского гада, ослепленного золотом кладов.
-Меня давно мучит вопрос…
-Здесь?!
-Есть будущее?
Она знает ответ, он крадется вместе с аритмией и алогичными мелодиями, хлюпает под ногами растоптанное, важное еще вчера…Тень отброшена как ненужное платье, в ночном порыве, истерии, нагромождении монотонных, захлебывающихся стремлением жить риффами. Она знает…Все.
Стекляшками калейдоскопа расплатиться за объятья, в вихре нервных звуков, заунывности смирения, закружиться с ней в цепком авант-проговом танце.
-Я сбиваюсь, прости, - рот широко, рыбой, выдернутой на берегу, глупо открывается,- здесь? Вот так мы проводим последний день солнца, ловя ладонями красные огоньки в инструментальной дымке, окрашенной в нежно голубой цвет. Я опустил голову, «The shadows ripening» и увидел, что вывороченное массивной и вместе с тем прозрачной рок-мощью нутро, прорастила в снег алые корни. Я спотыкаюсь о свои кишки и давлю в танце твои ноги в экспериментальном саундскейпе, конец сказки, начало мифа…Дрогни, снег! Растай, печаль, шаман, будь добр, расскажи мне…
-Здесь? Жесткие формы, протоплазмические слезы, твои слуги сошли с ума окончательно, набив галоши синими кубиками льда, они пускают их плавать, заставляя кита биться в либертианском припадке, проговая опустошенность, эпическая гитарная высота, нас так просто не взять, «Her names are miles away in the sea» &«Whales come to answer», миг! И все уже во льду, сквозь гитарную красивую партию как через зеркало оживает история, лакомьтесь мной, госпожа!
Однажды один глупый тюлень потерял зрение. Дело было так: он полночи смотрел на падающие звезды, загадывал различные рыбные меню, а потом зевнул, уааааа! и ослеп. Но не испугался, просто сполз с льдины в воду и замер. Так и провел два дня, с высунутой из черной воды мордой и немигающим взглядом. Рыбы как-то прознали, что с тюленем что-то не то и водили вокруг него хороводы, а самые смелые умудрялись выпрыгивать из воды и даже перелетать через его мокрую холодную голову. В это время Калуталиксуак как раз прогуливалась по снежному берегу и увидала тюленя.
- Ты что делаешь? – удивленно спросила она, увидев этого морского здоровяка и стаи рыб рядом с ним.
- Тебя жду, - зашевелил усами тюлень, - у меня к тебе дело.
- Слушаю, - сказала богиня и подошла поближе.
- Мне мои глаза надоели, у всех, кого я знаю, глаза карие, а я хочу голубые. Как айсберги.
- Хм, - усмехнулась Калуталиксуак, - голубые глаза – это настоящее сокровище. И стоят они…
- Я тебе отдам за них всю рыбу моря, - перебил ее тюлень, - в доказательство моих слов я принес тебе эту ничтожную часть.
- Ну что ж. Меня устраивает твоя цена! Жди здесь. К вечеру будут у тебя новые глаза!
- Голубые! – закричал тюлень.
- Вот именно! – засмеялась богиня и исчезла.
Вечером Калуталиксуак, действительно, принесла тюленю новые голубые глаза, ему они пришлись как раз в пору, тюлень сразу повеселел и сожрал всю рыбу, плавающую вокруг него.
- Эй, ты что делаешь? – закричала Калуталиксуак, - это же моя рыба! Ты мне обещал ее за глаза.
- За красивые глаза можно и обмануть! – заулыбался тюлень и нырнул, обдав на прощание богиню столпом холодной воды.
-Ну, ладно, - прошипела Калуталиксуак, вытирая капельки воды со своего лица, - я с тобой еще поквитаюсь! Когда новенькие красивенькие синенькие глазки начнут больно резать тебя изнутри, знай, что это кусочки айсберга, которые просятся наружу, к солнцу.
Последнему дню здесь?! Посвящается.


PS Автор выражает огромную благодарность группе «Kalutaliksuak» за пугающее-прекрасный последний солнечный день и Игорю (RAIG) за предоставленный диск.

Web-координаты группы:
http://kalutaliksuak.com/
http://www.myspace.com/kalutaliksuak


Купить альбом можно тут:
http://www.raig.ru/distro_RAIG.asp

Комментариев нет: